Интервью

17.01.2014, 09:09

Александр Яцко: Среди нашего брата-актера много дураков

Популярный актер сериалов Александр Яцко ("Каменская", "Закрытая школа") рассказал о том, что связывает актера с солдатом, о буфетных пьяных посиделках и первых поездках за границу.
- Александр Владимирович, однажды вы сказали о замечательном артисте Викторе Сухорукове: "Он хорош и на сцене, и в буфете!" А с фразой "Артист познается в буфете" вы могли бы согласиться?
- Я не знаю такой фразы - по-моему, глупость какая-то! Есть фраза, которую выдернули из пьесы Островского, она звучит иначе: "Мы - артисты, наше место в буфете". Это такой куражистый цинизм актерский, не более того! Всего лишь словечко, чепуха. В буфете артисты проводят время в ожидании то ли репетиции, то ли спектакля. Или отмечают какую-то премьеру. Среди нашего брата много людей выпивающих. Да и не только среди нашего брата, но и вообще среди людей - человеку свойственно отдыхать, выпивая. Актер и буфет? Буфет - просто одно из мест в театре, никаким дополнительным смыслом оно не наполнено.
- У вас часто возникали конфликты с режиссерами?
- Не помню. Если и бывало, то редко. Ведь артист - это солдат! А солдат должен выполнять приказ, а не обсуждать. Так ведь? Актер - это солдатская профессия. Зато с кем мне всегда было комфортно работать, так это с Анатолием Васильевичем Эфросом (советский режиссер театра и кино - ред.).
- Каким он вам запомнился?
- Эфрос - бог! Ну, был богом. К сожалению, этот бог умер... Это с богами бывает иногда.
- С коллегами-артистами у вас ровно складываются отношения?
- Конечно, нет! Я все-таки парень с характером! Кроме того, среди нашего брата много и дураков, я их не люблю, и иногда из-за этого возникают проблемы. Но я же взрослею, а когда взрослеешь, становишься более терпимым, более толерантным и прощаешь кому-то слабости, понимая, что с чьей-то точки зрения и сам являешься человеком уязвимым и имеющим кучу слабостей. Так что я успокаиваюсь постепенно. А вообще. давно заметил, что чем лучше артист, тем лучше с ним работается. Многих таких уже нет. С Леонидом Филатовым работалось прекрасно, хотя мне он еще больше нравился как человек - он был намного богаче, чем просто артист. С Вячеславом Невинным, с Александром Калягиным работалось интересно, с Сергеем Юрским. Я по-прежнему люблю заниматься артистическим делом и поэтому получаю от этого удовольствие, а партнеры, с которыми я сталкиваюсь, являются источниками этого удовольствия, и я к ним ко всем очень хорошо отношусь.
- Вы пели в спектаклях "Иисус Христос суперзвезда" и "Игра". Сейчас многие артисты поют в песенных проектах, даже выпускают свои компакт-диски...
- Я своего материала не пишу, хотя, может быть, выпущу даже когда-нибудь компакт-диск. Ведь сейчас выпустить диск может кто угодно. Но есть и достойные люди. Вот Дима Певцов сейчас активно выступает - и дай ему Бог, молодец, это дело хорошее! Но поющие актеры работают несколько не так, как надо бы. Они используют свою известность и популярность, а настоящий музыкант - он песни сочиняет. И я знаю актеров, которые сочиняют очень хорошие песни, но не раскручиваются так, как поп-звезды. Может, это и правильно. Не знаю. Я к сожалению, не умею сам сочинять. Вот Гоша Куценко пишет и поет свои песни. Я просто не могу так навскидку вспомнить. У Кати Волковой изумительные песни есть, она просто умница! Но она человек ленивый и беспечный, поэтому до сих пор их не выпустила, не придала им товарный вид, хотя я надеюсь, что выпустит.
- А почему вы предпочитаете петь песни на английском языке?
- Ну, так вышло. Просто большинство песен, которые мне нравятся, они на английском языке, я этакий "битловский" человек. К Dire Straits я равнодушен, а вот Pink Floyd - это моя юность, молодость, мое наслаждение. И еще Фрэнк Синатра. А из русскоязычных есть отдельные песни у некоторых артистов, которых я люблю. Например, с огромным уважением отношусь к Борису Гребенщикову, к Андрею Макаревичу.
- Вы - актер, рожденный в СССР. Помните свой первый выезд за границу?
- Конечно, помню! У меня было два первых выезда! Самый первый был в 1978 или в 1979 году, когда я, еще будучи студентом Политехнического института, поехал в Чехословакию, увидел Прагу, Братиславу. Я был отличником везде и всегда, поэтому меня премировали поездкой за границу, это была практика ознакомительная, когда я вроде как собирался быть архитектором (Яцко окончил Белорусский политехнический институт, архитектурный факультет, и даже проработал восемь месяцев по специальности. – ред.). Мне поездка очень понравилась! Я там даже влюбился! Но это было очень давно.
А во "второй первый раз" я выехал за границу в 1987 году - в Париж. Это были гастроли Театра на Таганке со спектаклями "У войны не женское лицо", "Вишневый сад". Что мы там еще играли? "На дне", "Мизантроп"... Это было потрясение! Причем больше всего меня поразил не сам Париж, а то, что мне показалось, будто я приехал в Африку, а не в Европу! Очень много чернокожих там было, и это произвело на меня самое сильное впечатление! Эта тенденция, кстати, усиливается с каждым годом. И она не пропадает: Европа чернеет, Европа мусульманизируется. Впрочем, как и наша Москва.
- А когда и как у вас возникла мысль стать артистом?
- Понятия не имею! Это само собой возникло. Вообще я сначала собирался стать режиссером. Когда мне было лет десять, я заявил об этом маме, она испугалась! Ну и вот, чтобы ее дальше не пугать, я стал артистом. Правда.
- Говорят, вы завидуете ребятам из "Камеди клаб"?
- Конечно (смеется). Они талантливые и богатые. А деньги, как известно, всех победят!
Спрака. Александр Яцко родился 13 июня 1958 года в Минске. Несмотря на то, что актер снимается в большом кино с 1985 года, известность ему принесли роли в сериалах. В "Каменской" он играл Шалыгина, в "Закрытой школе" - отца Максима, в "Бедной Насте" - князя Репнина, в "Ефросинье" - Завьялова, в "Военном госпитале" - майора Денисова, а в "Докторе Тырсе" - Бергера. Как режиссер Яцко поставил фильм-спектакль "А. П." по пьесе Михаила Булгакова "Александр Пушкин". Был женат на актрисе Елене Валюшкиной, двое детей - сын Василий (1996) и дочь Мария (2003).
По материалам Сегодня