Интервью

20.01.2014, 11:09

Дмитрий Булатов: Автомайдан - единственный способ достучаться к самым крутым негодяям страны

Майдан 2013 года запомнится новым для Украины явлением - Автомайданом. Возникшее спонтанно движение, не возглавляемое никем из политиков, оказалось очень действенным. Правоохранители так и не нашли способ противостоять Автомайдану, а политиков он просто выводит из себя. Один из основателей Автомайдана Дмитрия Булатова рассказал, как все начиналось, и что они будут делать после Майдана.
- Автомайдан - новое явление для Украины. Как вы пришли к этой идее?
- В субботу, 30 ноября, я проснулся и прочитал у себя в Facebook, что одного из моих друзей забрали в милицию за то, что он пытался помочь девушке, избитой на Майдане. После этого я прочитал новости о случившемся, ужаснулся и позвонил своему другу Алексею, который предложил сделать в знак протеста автопробег. Мы сели в машины, вывесили флаги и поехали по городу, предлагая автомобилям на своем пути присоединиться к этому протесту. Кто-то присоединился сам, кого-то попросили, приехали наши друзья... Таким образом в первый день мы собрали колонну из более чем 300 машин.
На следующий день, 1 декабря, мы все по предварительной договоренности встретились около памятника Лыбиди. Туда приехали Сергей Поярков, Андрей Дзындзя, Сергей Коба и многие другие. Тогда мы распределили между собой функции: один ведет колонну, другой созванивается с людьми, третий помогает с обеспечением.
- Насколько вы связаны с политиками?
- Сейчас Автомайдан - это совершенно независимая от Майдана структура. Мы не входим ни в одно из общественных объединений Майдана, не имеем отношения ни к одному из политиков с Майдана - мы с ними всеми общаемся, координируем действия, но свои поездки планируем сами. Координация заключается в том, что мы спрашиваем, что делают они, говорим о наших планах для объединения усилий и достижения большего эффекта.
- Автомайдановцы берут на пикетирование обычных людей с Майдана?
- Мы постоянно приглашаем людей присоединиться к нам. Конечно, случается, что в наши машины подсаживаются и провокаторы, которые подбрасывают в автомобили что-то, либо же устраивают во время пикетов дебоши. Но мы продолжаем брать с собой людей и понимаем, что большинство граждан хочет быть с нами и поддержать протест.
- Сколько провокаторов за время существования Автомайдана вы насчитали и как с ними боретесь?
- Провокаторов были десятки, если не сотни. Мы знаем, что внутри нас находится немало таких, которые под видом простых людей ездят в колоннах, снимают на видео все наши разговоры, подключаются к нашим каналам связи. Этого не избежать. Конечно, мы пытаемся их отстранять, иногда в достаточно жесткой форме - настоятельно рекомендуем не ездить с нами. Но не хочется попадать в ситуацию, когда назвав человека провокатором, и даже доказав этот факт, подставляешь его под гнев остальных, которым можешь причинить вред. Но провокаций мы не боимся лишь потому, что действуем исключительно в законном поле, поэтому обвинять нас в незаконных действиях - это и есть самая первая провокация.
- Как правоохранители борются с автомайдановцами? И как вы им противостоите?
- Останавливают машины и начинают предъявлять претензии: не пристегнут ремень, машина в угоне, не пристегнуты задние пассажиры, отсутствует задний номер (хотя номер есть). Часто гаишники даже не удосуживаются придумать нормальный повод для остановки автомобиля. Кроме того, гаишники и сотрудники райотделов приходят домой, общаются с родителями, детьми, семьями, понимая что родные будут переживать и отговаривать от участия в протесте. Они давят, объясняя, что будут проблемы, поэтому помимо угроз о лишении прав речь идет еще и о психологическом давлении.
Власть применяет зверские методы - забирает права, сажает в тюрьмы, бьет нас, режет колеса, создает массу проблем, но отвечать на это нужно в законном поле. Ведь мы обязаны задавать тон тому образу жизни, которого сами хотим. А мы хотим, чтобы милиционер нас защищал, поэтому нужно не только противодействовать ему, а еще и беседовать с ним. Если представитель ГАИ останавливает безосновательно, то он должен за это ответить. Мы вызываем наряд, и со свидетелями составляем на него документ о том, что он совершил незаконное действие. Я уверен, что немало милиционеров попадет под жернова собственной машины репрессий из-за того, что на них написали жалобу, там их за это наказывают по-своему.
- А будут ли автомайдановцы подавать в суд на действия правоохранителей?
- После попыток лишить водительских прав наших людей из-за поездки в Межигорье, началась волна противодействия. Мы со своей стороны будем подавать в суды и прокуратуру на незаконные действия сотрудников ГАИ, милиции и прочих. Пока что соответствующие документы только собираются, а непосредственно суды будут немного позже. Точно так же и со стороны гаишников: они тоже пока собирают документы и суды тоже пройдут позже.
- Не покидают ли некоторые участники Автомайдана ваше движение?
Когда начали появляться первые повестки, часть автомайдановцев перестала приезжать на акции, но продолжает общаться в онлайне. Мы остались все вместе, просто некоторых людей мы вывели из под удара, и считаем, что это правильно. Мы их поддерживаем, они никуда не делись, лишь взяли на себя часть дистанционных функций. У нас нет таких, которые развернулись и побежали в другую сторону.
 - Как вы считаете, Автомайдан продуктивней обычных митингов?
Я считаю, что Автомайдан сегодня - это самый эффективный способ противодействия власти и защиты здоровья людей и их законных интересов. Сам Майдан - это концентрация позитивной энергии и позитивных намерений народа, единственный минус - он не может стоять бесконечно.
А Автомайдан мобилен, он покрывает собой очень много проблемных точек. Кроме того, мы - единственный способ достучаться к самым крутым негодяям страны. На наш взгляд, по оценке обратной реакции, мы зацепили их своими приездами, в отличие от других действий.
- Лидер группы "Тартак" Сашко Положинский заявил, что сейчас уже нет смысла оставаться на Майдане и нужно менять формат акций. Вы поддерживаете такую идею?
- На мой взгляд, эта идея оправдана, но нужно определиться с целями. Свои цели мы знаем, но насколько их поддержат и разделят люди, стоящие на Майдане, я не знаю.
- А каковы цели Автомайдана?
- Во-первых, защита жизни, здоровья и законных интересов людей. Во-вторых, противостояние незаконным действиям власти законными методами. И в-третьих, мы будем противостоять любой власти, независимо от того, кто будет президентом и министрами. Если ситуация не поменяется, мы будем давить и на следующую власть.
- Как считаете, такое движение приживется в Украине, или оно ситуативно, и после окончания протестов может распасться?
- Я считаю, что оно не просто приживется в Украине, а будет развиваться. Например, я предложил своим знакомым украинцам в Австрии собрать свой Автомайдан. Там находятся дома наших "регионалов", и мы хотим, чтобы ребята из соседних стран съехались и пикетировали дома этих политиков в Австрии. У нас есть целый ряд сюрпризов, о которых я еще не могу рассказывать, но скажу лишь, что они будут как в Украине, так и за ее пределами.
По материалам Delo.UA